Счетная палата нашла безобразия в российской цифровизации

Счетная палата нашла безобразия в российской цифровизации

Государственные информационные системы неэффективны и дублируют друг друга

В начале месяца Президент России Владимир Путин сообщил о необходимости проведения цифровой трансформации всей страны в ближайшие 10 лет. Сколько-то лет назад с высоких трибун говорилось примерно то же самое. Счетная палата подготовила доклад о том, как эта самая цифровизация идет и куда пришла, взяв за пример Государственные информационные системы (ГИС) в области экологической безопасности и охраны окружающей среды. Картина получилась унылая, как среднерусская природа поздней осенью.

Наши чиновники, еще в нулевых годах заслышав слово «цифровизация», бросились эту саму цифровизацию внедрять. Надо ведь быть в тренде и, главное, отчитаться.

Вот, например, ГИС «Наша природа», предназначенная для общественного контроля в области охраны окружающей среды и природопользования. Проще говоря, для приема жалоб на черный снег, свинцовое небо и мусорный ветер. Слышали про такую? А ведь ее начали создавать в 2013 году. Создали опытный образец, потом, поскольку не было нормативных документов о том, как собственно, ее вводить в эксплуатацию, образец этот сдали на хранение. В 2017 году был создан уже промышленный образец, в 2018–2019 годах выполнялись работы по развитию ГИС «Наша природа» и введению ее в эксплуатацию. Ввели. Потратили на все это из федерального бюджета 119,7 млн рублей. И как итог: «В настоящее время, несмотря на ввод в эксплуатацию… информационная система не функционирует».

Поэтому и не слышали про нее. Но вот 192 гражданина каким-то образом прослышали и пожаловались в эту систему на загрязнение окружающей среды. Это Счетная палата выяснила. И посчитала, что стоимость обработки одного сообщения в ГИС «Наша природа» составила 623,4 тыс. рублей.

Самое интересное — Минцифры России разработан проект федерального закона, который предусматривает унификацию обращений граждан в электронной форме через «Единый портал государственных и муниципальных услуг». То есть по всем вопросам — туда. А дальше система сама разберется. Таким образом, делают вывод аудиторы СП, «дальнейшая разработка и эксплуатация ГИС «Наша природа» представляются нецелесообразными».

Или вот у Росприроднадзора есть Единая государственная информационная система по учету отходов от использования товаров. Теоретически в нее должны попадать данные о плательщиках экологического сбора. И, соответственно, деньги должны идти в бюджет. Но оказалось, что в систему почему-то не поступают в полном объеме данные о плательщиках от Федеральной таможенной службы и Росстата. В результате бюджет недополучает потенциальный доход: фактические поступления составляют около 3 млрд рублей, при том что при введении экологического сбора прогнозировалось в 10 раз больше — 30 млрд рублей.

Модернизация этой системы, которую с 2019 года проводит Росприроднадзор, эффективность ее, по мнению СП, никак не улучшает. Хотя контракт на модернизацию стоимостью 566 миллионов рублей заключен. Интересно, что одновременно Минприроды России создает свою ГИС по утилизации твердых коммунальных отходов. Так вот, как выяснила Счетная палата, эти системы фактически дублируют друг друга. Цифровизации же много не бывает.

Создание «федеральной информационной системы государственного фонда данных государственного экологического мониторинга» (проще говоря, системы, которая показывает, что у нас с экологией творится — где воздух грязный, а где вода) было предусмотрено законом еще в 2011 году. Она до сих пор не создана. Да и вряд ли будет эффективно функционировать. Потому что одним из основных источников данных для нее служит наблюдательная сеть Росгидромета, а там беда.

Так, наблюдение за загрязнением атмосферного воздуха ведется только в 221 из 1117 городов. Количество гидрологических постов сократилось с 2012 года на 279 единиц — до 3081. При этом автоматизировано из них только 30%, а 99 постов законсервированы и не работают. Площадь водосбора, на котором проводятся наблюдения за уровнем или расходом воды, приходящаяся на 1 пост, составляет у нас в стране 5599 кв. км. Для сравнения: в США — 951 кв. км, а в Китае — 970 кв. км.

Метеорологических станций по состоянию на июль 2020 года в России 1672 единицы при минимально необходимом количестве — 2287 единиц.

Росгидромет, кстати, отвечает и за такую глобальную штуку, как Единая государственная система информации об обстановке в Мировом океане (ЕСИМО). По задумке, в ней должны быть сведения о состоянии морской среды, природных ресурсах океана, сведения об Арктике и Антарктике, о морском транспорте, о промышленном рыболовстве, о добыче полезных ископаемых. И, конечно, об опасных природных явлениях — чтобы вовремя предупредить население. Но вот незадача — около 30% используемого в системе оборудования полностью вышло из строя, сама система не обновлялась с 2013 года, «регистрируются периодические сбои в действующих средствах, а жизненный цикл программного обеспечения завершен».

В докладе Счетной палаты еще много примеров. Но вывод один: «Государственные информационные системы… пока не могут служить эффективным механизмом достижения целей Стратегии экологической безопасности России».

Увы, но, похоже, не только в этой сфере они не могут служить «эффективным механизмом». Не зря же Путин в начале этого декабря сказал: «В наступающее десятилетие нам предстоит провести цифровую трансформацию всей страны, всей России, повсеместно внедрить технологии искусственного интеллекта, анализа больших данных». Так же как не зря он в начале декабря 2016 года говорил: «Предлагаю запустить масштабную программу развития экономики нового технологического направления, так называемой цифровой экономики». Не зря. Вот Счетная палата подтверждает.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *