Молодой композитор написал посвящение к юбилею Бетховена

Молодой композитор написал посвящение к юбилею Бетховена

Публика восприняла новое сочинение контрастно

250-летие Людвига ван Бетховена отметили концертом, финальным «аккордом» которого стала знаменитая Пятая симфония. Причем оркестр «Новая Россия» под руководством маэстро Юрия Башмета исполнил все четыре части произведения, а не только самую известную первую – «Allegro con brio», где, как замечал сам автор, «судьба стучится в дверь». Помимо нетленной классики на юбилейном концерте представили и новое произведение, написанное молодым композитором Валерием Вороновым по мотивам второй части Пятой симфонии «Andante con moto». И что-то судьбоносное есть в том, что вариация на тему была встречена публикой примерно так же, как сочинение Бетховена когда-то – неоднозначно.

Фото Юрия Мозолевского.

Юбилей великого композитора, последнего представителя венской школы, отменили концертом в КЦ «Зарядье» симфонического оркестра «Новая Россия», у которого тоже круглая дата – 30 лет со дня основания. Для музыкального коллектива, которым последние 18 лет руководит Юрий Башмет, это была еще и возможность показать себя. Дать своего рода «дайджест-портрет» – сыграть, как любит маэстро, что-то легко узнаваемое и что-то новое. Поэтому программа не замыкалась на одном Бетховене.

    Начало – бойкое: концерт открыло знаменитое произведение Мориса Равеля «Болеро», которое в России стало особенно популярным благодаря балету Мориса Бежара с Плисецкой в главной роли. Гениальное сочинение главного музыкального импрессиониста разогрело зал, заполненный не более чем на 25%, как теперь полагается по новым правилам. Несмотря на этот прискорбный для музыкантов момент (всегда хочется играть для полного зала), публика была щедра на аплодисменты. Маэстро явно был в ударе: так самозабвенно дирижировал, что случайно задел стул, стоявший за его спиной на дирижерском пульте, и тот упал с грохотом на сцену. Зрители переглянулись, а оркестр продолжил играть как ни в чем не бывало, с удвоенным вдохновением и энергией. Как и положено профессионалам. Первая часть состояла из классических «хитов» – помимо «Болеро», прозвучала «Меланхолическая серенада» Петра Чайковского и сочинение Сергея Прокофьева «Монтекки и Капулетти» из второй сюиты «Ромео и Джульетты». 

   Во второй части – ее условно так можно назвать, ибо в пандемические времена играют без перерыва и время ограничено – подали новую классику. Сначала – сочинение композитора, авторитетного педагога с 30-летним стажем и худрука Московской государственной филармонии Александра Чайковского (однофамильца, а не родственника Петра Ильича): «Gran Concerto» написан три года назад специально для альта Юрия Башмета и посвящен маэстро. В произведении соединяются в загадочный мелодический коктейль сочинения разных лет, написанные для Юрия Башмета или некогда сыгранные им. Это и сумрачные мотивы из альтового концерта Андрея Эшпая (ученика Мясковского и Хачатуряна), и темы из концерта для альта Софии Губайдулиной «Ночная песнь рыбы» (1996 г.), и из «альтового концерта» Альфреда Шнитке 1985 года, а еще случайно найденного несколько лет назад фрагмента пьесы Дмитрия Шостаковича и литургии «Оплаканные ветром» Гии Канчели. Солировал на альте, соответственно, Юрий Башмет, а его место за дирижерским пультом на время занял Денис Власенко. Композитор, авторитетный педагог с 30-летним стажем и худрук Московской государственной филармонии вышел на поклон. «Gran Concerto», наполненный меланхолией и таинственностью, погрузил зрителей в размышления о смысле жизни и смысле, о природе всего существо и немного подготовила зрителей к премьере. 

   Произведение 40-летнего композитора Валерия Воронова было написано специально к 250-летию великого Бетховена. По словам автора родом из Белоруссии, ныне в основном проживающего в Германии, он «взял 50 тактов Бетховена и немножко с ними поработал, поколдовал». То есть как бы «пересложил» вторую часть Пятой симфонии «Andante con moto». Сам Бетховен играл на контрасте – если первая часть наполнена драматизмом, то вторая приглашает к неторопливому размышлению, осознанию рока судьбы. Здесь стоит вспомнить, что композитор писал Пятую симфонию, когда уже почти оглох. Он начал терять слух еще в 1796 году, когда ему было 26, а после 30, когда писал свои самые великие произведения, в том числе Пятую симфонию, работал уже в полной тишине. Хотя, очевидно, музыка звучала в его воображении, но не реальности он ничего не слышал. Даже слуховая трубка уже с трудом помогала понимать окружающих. Надо ли пояснять, что это самое страшное, что может случиться с композитором… Но, должно быть, именно поэтому ему и удавались великие вещи. Ему, как никому другому, было понятно, что такое судьба и как сложно смириться с ней. Продолжить жить и работать. Этой рефлексией о принятии неизбежного и победы над роком пропитана вторая часть Пятой симфонии. Вообще, это произведение далось композитору тяжелее других – на создание ушел не один год, он много раз переписывал его. Премьера в начале ХIХ века прошла неудачно – может быть, потому что концерт был затянут (автор представлял сразу две симфонии, а в начале концерта было еще несколько крупных произведений) или потому что публика замерзла (помещение не отапливалось), а оркестр ошибался. Но позже симфония №5 стала одним из самых исполняемых классических произведений в мире… 

  Произведение-посвящение Воронова «Ступающий во сне» довольно точно попадает в настроение второй части симфонии №5. Чувствуется в нем то же, что у Бетховена, ощущение осторожной поступи в начале и переход к металлической звучности, настраивающий на победу, и триумфальный финал… Впрочем, публика восприняла новое сочинение контрастно: одни аплодировали стоя, другие посапывали на задних рядах, ощутив на себе «снотворное» действие «Ступающего во сне». Впрочем, может быть, это была часть задумки? А, может, сочинению Воронова уготована судьба Пятой симфонии – его по-настоящему оценят после?

  Завершением концерта, собственно, стала симфония №5. Чаще в сборных концертах исполняют только первую часть произведения, здесь же прозвучали все четыре, так что у слушателей была возможность прочувствовать классику не по кусочкам, а как единое драматическое произведение. В слаженном исполнении оркестра-юбиляра «Новая Россия». Публика рукоплескала и, кажется, ждала, что музыканты исполнят что-нибудь на бис. Но оркестранты во главе с маэстро Башметом вежливо откланялись. В нынешних условиях время публичных выступлений ограничено.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *