Писатель Липскеров рассказал о последних днях автора «Ну, погоди!» Александра Курляндского

Писатель Липскеров рассказал о последних днях автора «Ну, погоди!» Александра Курляндского

«Мы каждый день общались. Ровно в 9.30 я ему звонил»

21 декабря не стало детского писателя, одного из авторов мультипликационного сериала «Ну, погоди!» Александра Курляндского. Это он придумал самую первую погоню Волка за Зайцем, которую зрители увидели в 1969 году. А потом было много других славных дел: мультфильмы и целые циклы — «Великолепный Гоша», «Возвращение блудного попугая», «Веселая карусель», выход прозы — «А нас и здесь неплохо кормят!», «Вы не были на Таити?», «Прелестно!», «Попугай Кеша ищет клад», сценарии для «Ералаша».  

Фото: Елена Минашкина

Александр Ефимович — «золотой фонд» отечественной анимации, живой и веселый человек, вечный мальчишка. Будь он другим, не смог бы создавать такую волшебную мультипликацию. Александру Ефимовичу было 82 года.

Много лет Александр Курляндский дружил  с  писателем и сценаристом анимационного кино Михаилом Липскеровым, и поскольку они каждый день «играли», Михаил Федорович первым узнал о кончине друга.  

— Что случилось? Коронавирус?

— Нет. Его болезнь тянулось давно. Когда мне сообщили о его кончине, я  даже не стал расспрашивать о причине смерти. В последний раз мы общались дней шесть-семь назад.  Ровно в 9.30 утра  я каждый день звонил Саше.  

— Вы так договорились? Это напоминает детскую игру.

— Наверное. Много лет мы разговаривали в одно и то же время по телефону. Вчера я позвонил, и сиделка Лена сообщила, что больше ничем мы Саше помочь не можем. Он всегда ждал моих звонков. Мы с ним шутили все время. 57 лет дружили.  Много всего было в жизни. Вместе ездили куда-то, гуляли. У меня есть смешная новелла о наших похождениях. Сейчас вам ее пришлю, и вы сразу поймете, как мы жили. Я ее написал просто так.  У меня  целый цикл новелл «Из жизни пацана».  Это не биография, где все по порядку – родился, женился и так далее. Одна из новелл посвящена Саше Курляндскому.

ПО ПИВУ

Как-то в давней жизни Пацан временно обитал под крышей родительского дома. И там раздался телефонный вызов от всегдавешнего друга Санька Курляндского с сообщением, что он идет в парикмахерскую, типа, постричься для приличного для автора «Ну, погоди!» телесного вида. Но перед этим он совершенно не против выпить пива в специализированном ларьке, что укоренился на углу Черняховского и Часовой. И зовет Пацана с целью дружеского общения. Потому что пить пиво в одиночку интеллигентному человеку, автору «Ну, погоди!» по-человечески западло. Вы понимаете, Пацан не смог ему отказать в этой маленькой услуге. 

И вот они встречаются у этого самого специализированного ларька на углу Черняховского и Часовой и визуально обнаруживают, что эта скотина закрыта. И на них пала печаль, Потому что как идти в парикмахерскую, не попив пива. И у джентльменов возникает здравая идея попить пива в пивной Домжура. И эту идею мы реализовали. А через «по шести кружек» пива возникла идея дружеского обеда в ресторации Дома кино. Чтобы не стричься на голодный желудок. И эту идею они тоже реализовали. До времени ужина.

Ну а как стричься без ужина? Не вертильно как-то для интеллигентных людей, тем более что один из них – автор «Ну, погоди!», а второй – автор двоих детей. И для разнообразия жизни ужин состоялся в ресторации ЦДРИ «Три подковы». Там как-то сама задача придания презентабельного вида автору «Ну, погоди!» путем парикмахерской куда-то выветрилась. Точнее говоря, какие такие парикмахерские после 23 часов. А вот для посещения буфета гостиницы «Националь» – самое время. И друзья это время использовали. Хорошо использовали. 

Не знаю, кому из них пришла мысль припасть к истокам и осуществить продолжение банкета в колыбели трех революций городе-герое Ленинграде. Но тут выяснилось, что у них отсутствует денежный ресурс для этой патриотической затеи. И тогда они звонят по телефону-автомату художнику карикатурного и сценографического образа мышления Мишке Ушацу. Не просить же башли на поездку в колыбель трех революций у родных жен. Как им объяснить цель поездки, если она неизвестна им самим. А Ушацу ничего объяснять не надо. У него же нет жены, которой нужно объяснять, для чего творческие люди едут в колыбель и так далее. И они у него берут деньги. И мчатся на таксомоторе на Ленинградский вокзал. И приезжают в него же. 

И в нем же обнаруживают, что билетов на последний поезд в кассах нет.

Студенческие каникулы! 

И тогда Санек достает из кармана книжечку «Ну, погоди!» и, вооружившись обаянием, подваливает к проводнице 12-го вагона. И Пацан подваливает, потому что у него обаяния и без «Ну, погоди!» выше крыши.

И вот в 10 часов они выходят на перрон Московского вокзала. Плывет над городом запах свежего огурца. А это, любезные мои, означает, что в Питере время хода корюшки. Ну а какая же корюшка без пива?.. 

В пивняке они встречают з.м.с., бывшего центрального нападающего сборной СССР по футболу Виктора Понедельника, с которым кто-то из них был знаком. И вместе с ним едут на первый чемпионат РСФСР по футболу в зале.

После чего Пацан вместе с Саньком принимают гостей в ресторации «Садко». Среди них были сатирики брательники Шаргородские и директор Лешки Германа Фима. Первые пригласили Пацана и Санька в гости, а второй снял для них на пару часов номер в «Европейской», чтобы мы приняли душ и отдохнули перед походом в гости к первым. 

Когда они вышли из гостей, у них осталось время доехать до вокзала. 

Билетов до Москвы нет…

Студенческие каникулы! 

12-й вагон.

Та же самая проводница… 

Обаяние… 

Обоих… 

Утро… 

Москва….

Санек вспоминает, что он вышел постричься… 

Ну а как стричься без пива? 

Ох! 

Михаил Липскеров

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *