«Похвала Гафта была как присвоение звания Народного артиста».

«Похвала Гафта была как присвоение звания Народного артиста».

Актер Василий Мищенко вспомнил боевое крещение от легендарного Валентина Иосифовича

Василию Мищенко, только что принятому в «Современник», завидовали все. Новичок, а получил главную роль в «Ревизоре», а вокруг него — одни звезды: сам Гафт в роли Городничего, Волчек и Неелова — жена и дочь. Актер вспоминает, как получил боевое крещение от Валентина Гафта. 

— Я волновался ужасно — кругом одни гении, и к тому же режиссёру Валерию Фокину нашептывали, что на роль Хлестакова вообще-то в театре есть свои именитые артисты. А он: «Мне нужен такой Хлестаков, как Мищенко и такой Городничий , как Гафт».

И вот спектакль. Моя первая сцена, стою в кулисах, жду выхода. Вижу, что Гафт отыграл свою сцену, ушёл  за кулисы, я отыграл и вернулся, а он подошёл сзади и говорит мне: «Если так будешь играть, я не  выйду  с тобой на сцену». И ещё приправил соответствующими крепкими выражениями.

У меня ноги подкосились. И потом ещё несколько раз он стоял в кулисах и недовольном бубнил про мою плохую игру. Один раз у меня лопнуло терпение,  и я его послал. Я был сам не в себе. На сцене  руки ходуном ходили, еле доиграл. Потом кинулся его искать, чтобы извиниться, а он идёт навстречу и на ходу говорит: «Гениально старик, гениально! Извини, ты не причём, это мне надо что-то делать с собой». И с того времени и до конца дней моя любовь к Валентину Иосифовичу была безмерна. И мы перешли на ты: я ему говорил «Валя», он мне «Вася». 

И никогда не забуду, как после первого прогона спектакля «Анархия» в постановке Гарика Сукачёв (сейчас «Анархия» не идёт в «Современнике» — М. Р.), я поднялся к себе в гримерку. Открываю дверь, вижу, что в кресле у окна в  темноте сидит Гафт. «Может не в ту гримерку попал?» — подумал я. а Валя: «Заходи, заходи… Ты не представляешь, что ты наделал. И как мне после такой работы выходить на сцену?» Я же был потрясён — это он, звёздный артист, не уверен в себе?» Его похвала была для меня как присвоение звания народного артиста. 

Но это Гафт. Он такой, соткан из сомнений и противоречий. Мог сказать «Гениально»  и тут же —  «говно полное». Помню в Прибалтике на гастролях: пляж в Юрмале,  и мы (Волчек, Гафт, Лена Яковлева) играем в игру. По очереди каждый подбрасывает ему одно слово, а он тут же, ничего не записывая, придумывает эпиграмму. Замолчит только на  минуту, подумает  и выдаёт — здесь и сейчас. Галина Борисовна только кричала нам: «Записывайте за ним, он же все забудет!». Богом поцелованный, талантливый Валя Гафт. 

И ещё помню,  как он первый раз прочёл мне мне стихотворение «Фуэте». Я приехал из Питера, где снимался, рассказал ему, что познакомился там с балетными артистами Володей Васильевой и Катей Максимовой. «А я их знаю, — сказал Валя.  — Я давно с ними дружу». И прочёл «Фуэте» — он только его написал. 

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *