Режиссер Сторожева снимает Москву 41-го: как Сталин посетил Матрону

Режиссер Сторожева снимает Москву 41-го: как Сталин посетил Матрону

Актриса Мария Луговая: «Я ждала такого материала лет десять»

В центре Москвы прошли первые съемочные дни фильма «Мария» режиссера Веры Сторожевой. Он расскажет о событиях, происходивших в октябре 1941 года, после того, как в Москве объявили эвакуацию, и правительство во главе со Сталиным должно было покинуть столицу.  

Мария Луговая сыграет главную роль. Фото: Юлия Репникова

Хохловский переулок перекрыт. Окна старых домов заклеены бумажными крестами как в годы войны. К Церкви Троицы Живоначальной в Хохлах можно пройти сквозь укрепления. По словам продюсера Натальи Ивановой, завезли 1300 мешков с песком и  35 противотанковых ежей. На деревянной телефонной будке – слова: «Зажигательную бомбу опускай в бочку с водой». На стене дома – плакат «Отстоим Москву!», призыв изучать азбуку Морзе. С наступлением сумерек становится жутковато. Полное ощущение, что ты в военной Москве. Из дымки появляется вереница автомобилей с горящими фарами. Один из них останавливается у подъезда  старого дома, из него выходит Сталин и быстро заходит в подъезд. Он приехал к  Матроне Московской. 

До того, как эта сцена будет снята, захожу в теплый вагончик согреться. На диване расположился товарищ Сталин — актер Электротеатра Станиславский Валерий Горин. Гример по просьбе режиссера пытается его чуть состарить. Больше всего приходится заниматься усами, сравнивая с теми, что на портрете вождя. Сталин на наших глазах набирает возраст, становится угрюм. И хотя он появится вдали, так что деталей зритель не увидит, важно достигнуть достоверности.     

Без пяти минут Сталин. Актер Валерий Горин на гриме.

Фото: Светлана Хохрякова

Существуют свидетельства, в частности «Сказание о житии блаженной старицы Матроны» Зинаиды Ждановой, где описан приезд Сталина  к Матроне Московской за советом  в момент нависшей над городом угрозы. Якобы  Матрона предсказала Иосифу Виссарионовичу,  что русский народ победит, а он сам — единственный из руководства страны —  не покинет Москву.  Книгу Ждановой раскритиковали высокопоставленные священники, из продажи ее  изъяли.  Зато в сети гуляет изображение Сталина и Матроны, именуемое иконой.

Во время обеденного перерыва мы поговорили с Верой Сторожевой.

— Я искала хороший сценарий и позвонила Елене Райской, хотя мы не были лично  знакомы, — вспоминает Вера Михайловна. — Она предложила «Икону», которая уже известна среди продюсеров. Кто-то за нее даже брался. Существует легенда, что Сталин побывал у Матроны в октябре 1941 года, когда к Москве приближались немцы. Она ему сказала, что надо с  иконой облететь вокруг города, чтобы  спасти его от врага. У нас был консультант-богослов, который утверждал, что именно так все и было. Наша героиня работает в НКВД, и ей дают задание привезти в Москву икону. Дело тут не  в том, было ли все это на самом деле, хотя у нас присутствуют исторические личности. Все внимание сосредоточено на главной героине – младшем  лейтенанте  НКВД в исполнении Марии Луговой, отце Владимире, которого сыграет Артур Смольянинов, и сержанте  Ильи Малакова. Мы настаиваем, что это художественное произведение, а не документальное кино, и не утверждаем, что все эти события  происходили в реальной жизни.  Есть слегка подзабытая дата — 16 октября 1941-го. Этот день назвали днем паники. Люди покидали Москву с узлами. Скот гнали из Подмосковья  на микояновский завод, чтобы ничего не досталось врагу. Сохранились кадры хроники, где стадо коров идет мимо Большого театра. Историки подтверждают, что был  момент, когда город был открыт, но немцы почему-то в него не вошли. Мы покажем добровольцев и ополченцев, то, как Москва готовилась к боям в самом центре. По городу летали обрывки документов, пепел, сжигались книги в красных переплетах. Мы хотим поймать состояние, когда город был не то, что охвачен паникой, но переживал момент сильного сосредоточения.  

Москва 41-го. В роли Марии — Мария Луговая. Фото: Юлия Репникова

— Вашу героиню отправляют за иконой, потому что ее отец был священником?

— В том числе. От отца-священника она отреклась. Его расстреляли в 1937 году. Наша героиня отправляется в город, который хорошо знает, где родилась, с группой прикрытия. Священник, который служит в храме, где хранится икона, идет за ними, следуя за святыней. По сути это  роуд-муви, а значит, не только путешествие в пространстве, но и движение внутрь человека. 

— Удивительно, что на роль священника вы пригласили Артура Смольянинова. 

— Не секрет, что некоторые священники были с погонами. Герой Артура – сотрудник того же ведомства, что и Мария. Его  отправили служить на место расстрелянного предшественника. Потом он свои убеждения поменяет. Артур играл у меня ангела. Почему бы теперь ему не сыграть священника?  Мне нравится, когда  в кастинге есть  некий парадокс. 

— Где продолжите снимать?

— На три дня в центре для нас перекрыли несколько улиц. Это небывалый случай. Затем будет еще четыре насыщенных съемочных дня в Москве. Мы снимем  бункер Сталина в Общевойсковой академии Вооруженных Сил РФ им. Фрунзе. Запланирована сцена в общежитии НКВД, где Мария сталкивается с мародерами, которых в те дни хватало. Понятно, что люди, покидая Москву, все бросали. По-моему, Косыгин  вспоминал, как остался в министерстве один. Все разбежались. Для того, чтобы создать видимость, что все работают, он бегал из кабинета в кабинет, отвечая на телефонные звонки.  

— Потом поедете в Ростовский кремль?

— Мария приезжает в родной Торхов, находящийся на оккупированной территории. Мы придумали этот город и снимем его в Ростове Великом, где  только монастырь и отреставрирован. Мы будем снимать в церкви Блаженного Исидора, построенной по указу Ивана Грозного. У нас будет Тихвинская икона Божией Матери, поскольку по одной из легенд, именно с ней был совершен облет Москвы. Облета как такового показывать не будем, но покажем весь путь нашей героини с иконой, который ее изменит.

— Валерий Горин сыграет Сталина, но будет и Берия?  

— Берию сыграет Вадим Медведев. В сценарии было больше сцен с их участием, но я не хотела фокусироваться на Сталине. Это всегда очень зыбкая почва, рождающая сравнения: похож – не похож. Я отношусь к Сталину как к тирану, считаю, что цель не оправдывает средства. Мою  бабушку и прабабушку выслали в Казахстан. По дороге туда прабабушку вместе с малолетними детьми убили. Но у Сталина же  кровь с клыков не капала. У него были и какие-то человеческие проявления.. У нас он посетит Матрону и не покинет Москву  в последний момент по непонятной причине, когда все эвакуировались.  У него же была аэрофобия. Самолет для него был готов. 

— Ваша история про чудо?

— Москву отстояли благодаря мужеству людей. А было ли чудо — это тайна, как и все чудесное. За икону полегло шесть парней, которые не понимали, чего от них хотят, что это за икона, и что за странное задание они получили?  В житии Святой Матроны вымарали то, что Сталин к ней приходил. У каждого своя политика. У церкви — одна, у историков — другая, а в Храме Вооруженных Сил в Кубинке есть мозаика с изображением самолета, священника с иконой и военных.  

Роль начальника охраны Сталина Николая Власика сыграл Станислав Селиванов — не актер, директор съемочной площадки.

Фото: Светлана Хохрякова

— Сложно снимать зимой?

— Мы должны были снимать в октябре, но из-за пандемии пришлось съемки отложить. Но октябрь-ноябрь всегда были очень холодными в Москве. В 1941-ом стояли морозы, выпал снег. Немцы на это не рассчитывали, у них вообще не было теплой одежды. Мне кажется, что октябрь 41-го – самый трагический момент войны.  Я была красным следопытом. У нас в Ставрополе в школе был прекрасный музей, и мы ездили к ветеранам в Москву и Ленинград, к Маресьеву, Долорес Ибаррури. А директором  школы был участник войны  без руки, чем-то похожий на Олега Ефремова. Эти люди были рядом и моложе, чем мы сейчас. Так что очень  сложная задача – снять этот фильм. У меня были картины «Небо. Самолет. Девушка» и «Путешествие с домашними животными», про которые я думала:  вот бы утром встать, и ничего этого нет.  Сегодня полночи думала про первый кадр, хотя вроде бы дело было решенное, утром с оператором и художником обговаривали детали и сняли совсем по-другому. 

А с актрисой Марией Луговой (сериалы «Перевал Дятлова», «Бесы», «Василиса») мы поговорили после того, как был закончен второй съемочный день.    

— Моя героиня — дочь священника и простой прихожанки, — рассказывает Мария. – Ее отца расстреляли. Ее мать от него не отреклась, а она отрекается. Когда ее спрашивают: «Кто твой отец?», отвечает: «У меня нет отца». В начале фильма она — атеистка,  абсолютно советский человек,  считает, что отца заслуженно расстреляли. Она —  женщина с  оружием, как на плакатах,  отрицает свою женскую суть, семью, веру. Но  путешествие в родной город, встреча со священником – это ее путь к себе. В этом я вижу возвращение к корням, становление Марии как женщины. Она для меня — отчасти Жанна д`Арк. Я ждала такого материала лет десять. На встрече с режиссером  сказала: «Это моя роль». Никогда такого никому не говорила.  Удивительно, но фильм снимается  в хронологическом порядке. Это в моей карьере впервые. Были страхи, когда бралась за эту роль. В какой-то момент я чуть не дала задний ход. Этот фильм для меня очень важен, хочется  максимально на нем выложиться. Во время первой репетиции я призналась Вере Сторожевой, что очень волнуюсь.  Она мне ответила: «Не переживай. Я тоже волнуюсь». Важно не потерять то, отчего у меня горели руки, когда я читала сценарий. Как говорил мой мастер Семен Спивак, у которого я училась в Петербурге, чуть-чуть — и территория искусства. Вот это «чуть-чуть» нам и предстоит достичь.    

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *