Сергей Маковецкий рассказал о своей настоящей боли

Сергей Маковецкий рассказал о своей настоящей боли

«В Думе у театра нет лобби»

Сергей Маковецкий, ведущий артист Вахтанговского театра пополнил, кажется, уже нескончаемый covid-cписок. Он не отвечает на звонки и смски знакомых журналистов, искренне удивляясь: «Зачем про это говорить? Сейчас все болеют». Когда я дозвонилась Сергею Васильевичу, чтобы поделиться своим опытом борьбы с проклятой болезнью (у больных повышенное чувство солидарности), то услышала отчёт не о болезни, а  крик души. 

Фото: Наталия Губернаторова

— Я тут в Инстаграмм лайкнул один комментарий — человек написал, что «а нам плевать, что вы (то есть я) заболели. Мы тоже болеем». И я сердечко ему поставил — он прав. Не про болезнь артистов говорить и писать надо — у меня тьфу-тьфу — все нормально протекает в отличие от других. Надо говорить про то как мы работаем, в каких условиях — 25 процентов зала, даже не 50!!! Театр — единственное безопасное место. Надо обращаться к депутатам, к властям — почему вы нас не слышите? Театр — не рассадник заразы. Там люди в масках, на расстоянии друг от друга, капельдинеры за всем следят. И никто, заметь, не дерётся друг с другом, как в транспорте. В фойе лампы бактерицидные работают, так что театр, поверь,  самое безопасное место. 

— Верю и знаю. И те зрители, которые приходят, знают об этом.

— А рассадник — это транспорт, магазины, турбазы, пансионаты, куда все сейчас ломанутся на Новый год. Я тут на гастроли летел и  в автобусе, что вёз пассажиров к самолету, все было так плотненько забито. Спрашиваю: «А как же дистанция?» А мне отвечают: «Не нравится — выходите». 

Посмотри на Госдуму. В Госдуме все лоббируют чьи-то интересы: там есть лобби Аэрофлота, РЖД, ресторанного, строительного, туристического бизнеса. А лобби театрального там нет. Все лоббируют интересы за собственный интерес. Депутаты, я знаю, ходят в театры, любят актёров, с некоторыми даже дружбу водят. Но почему то пальцем об палец не ударят, чтобы помочь театрам. Может нам к президенту обратиться? Может только В. В. нам и поможет? Он же в театры ходит. 

— За ним это как-то не  замечено. Он все больше  по спорту. 

— Почему? Приходил же, я помню, на «Горе от ума» в «Современник». Я сам его все время зовут на «Дядю Ваню» и надеюсь, что все-таки придёт. Ещё раз спрашиваю — только он театрам поможет? Мы, когда играем, мы же не думаем сколько человек сидит в  зале — работаем в полную силу? Скажи, почему так с театрами можно поступать? Выходит, значит можно. Ведь если бы мы играли на 50 процентный зал, театр ничего не заработал, но хотя бы не терял. Сейчас многие проекты остановлены, съёмок мало, артисты, особенно молодые, живут только  на зарплату от  театра, как и многие сотрудники, которые честно и за копейки делают своё дело. А у них — семьи, дети, не говорю о кредитах — это уже общее место.

О болезни мы с Сергеем Васильевичем, разумеется, не говорили — тоска одна от этого. «А у вас температура поднималась? А сатурация не падала?» Вот разве что про мочу молодого поросёнка, как средство от подагры в известном рассказе О’Генри сейчас не спрашивают. Но для поклонников великолепного театрального актёра сообщаю, что модную болезнь Сергей Васильевич вот уже как девять дней переносит вполне себе нормально. «Вовремя начал принимать лекарства, как посоветовал мой врач. Не стал ждать развития событий». Соблюдает все меры безопасности — в квартире существует сепаратно с женой Леной. И из всех известных  ковидных признаков у него пропали только запахи. Скорейшего выздоровления ему и возвращения на сцену. 

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *