В Москве прошли гастроли балета Мариинского театра

В Москве прошли гастроли балета Мариинского театра

Вечная весна против пандемии

Гастроли такого театра, как Мариинский, всегда относятся к событиям особо важным в культурной жизни столицы. Тем более что прославленная на весь мир балетная труппа этого театра с полноценными спектаклями не посещала Москву уже много лет. Поэтому двухдневная балетная программа, показанная в самый разгар пандемии в рамках II Московского фестиваля «Зарядье», да еще и под предводительством маэстро Валерия Гергиева, несмотря на 25-процентные ограничения, с недавних пор введенные в столице, стала настоящей отдушиной для московских меломанов и балетоманов.

Сцена из балета Алексея Ратманского «Семь сонат». Фото Александра Шапунова. Предоставлено пресс-службой Мариинского театра.

Тем более что привезли в Москву такие спектакли, которые в исполнении Мариинского театра никогда ранее здесь не показывались. Да и вообще культурный десант из Питера, по всей видимости, имел своей тайной целью разрушить устойчивые в Москве представления, что некогда процветающая и известная во всем мире балетная компания сейчас захирела, погрязла в классической рутине, ставит на своей сцене балеты малосовременные и никак не актуальные.

Сцена концертного зала «Зарядье» подходила для таких целей как нельзя лучше. Больше года назад балетная труппа Мариинского театра уже показывала здесь балет «Времена года» одного из самых интересных своих хореографов Ильи Живого и концертную программу, тоже составленную из современных номеров, сделанных для Творческой мастерской молодых хореографов Мариинского театра.

На этот раз для двухдневной программы были выбраны такие востребованные в балетном мире имена, как Алексей Ратманский и Владимир Варнава. Творчество бывшего худрука Большого театра, а ныне хореографа — резидента Американского балетного театра (ABT) было востребовано Мариинским театром одним из первых. Ратманский сотрудничает с этой труппой с конца 90-х годов и поставил здесь в общей сложности уже девять сюжетных («Поцелуй феи», «Золушка», «Конек-Горбунок», «Анна Каренина») и бессюжетных («Средний дуэт», «Поэма экстаза», «Семь сонат», «Лунный Пьеро», Concerto DSCH) балетов.

Мария Хорева и Всеволод Маевский в сцене из балета Алексея Ратманского Concerto DSCH. Фото Александра Шапунова. Предоставлено пресс-службой Мариинского театра.

Последняя премьера, балет «Семь сонат», готовилась еще весной, но из-за пандемии ее перенесли и показали только в конце сентября. И вот не прошло и двух месяцев — как «Семь сонат» в Москве. Это первое сочинение хореографа для Американского балетного театра (ныне основного его места работы). Поставлено оно на музыку Доменико Скарлатти и показано в Нью-Йорке 11 лет назад. В этом же году балет показали в Москве во время последних гастролей ABT. Причем исполняли его тогда такие звезды Американского балетного театра, как Дэвид Холберг, один из самых выдающихся танцовщиков своего поколения (ныне он руководит труппой Австралийского балета), виртуозный аргентинец Герман Корнехо или сексапильная американка Джули Кент.

Перенесенный на сцену Мариинки балет еще раз выявил такую важную черту хореографа Ратманского, как верность классическим принципам. Причем в исполнении артистов Мариинского балет не только не утратил своего шарма, но и дополнительно подчеркнул присутствующую в сочинении Ратманского ориентацию на классику и неоклассику в лице, например, Джорджа Баланчина. Добротно сделанный в духе классических традиций и разбавленный модерновой лексикой балет музыкален и включает в себя три дуэта, вариации, а также затейливо разработанные заключительные ансамбли. 

Хореография, созданная Ратманским для шести танцовщиков, не совсем бессюжетна, подчеркивает индивидуальность каждого из этих артистов, попутно обрисовывает кое-какие характеры и даже походит на наброски к портретам этих артистов. Особенно хорошо партии легли на таких опытных солистов, как Алексей Тимофеев и Екатерина Кондаурова, а также на набирающих за последнее время обороты молодых Романа Белякова и Марию Хореву, показывая утонченную элегантность этих артистов.

Кажется, на Марию Хореву на нынешних гастролях была сделана особая ставка. Новая восходящая звезда Мариинского театра оказалась главной героиней и еще одного балета Ратманского, показанного на сцене концертного зала «Зарядье» в заключение первого вечера, — Concerto DSCH. Балет поставлен на музыку сочиненного в 1957 году Шостаковичем «Второго концерта для фортепиано с оркестром». В название хореограф вынес музыкальный автограф композитора (четыре ноты, записанные в немецкой нотации, составляют инициалы Шостаковича — D.Sch.). Созданный двенадцать лет назад для другой американской труппы — New York City Balle, в Мариинский он был перенесен в 2013-м, но в Москве показывается впервые.

На гастролях балетом дирижировал лично маэстро Гергиев, и это показывает, какая роль отводится этому сочинению Ратманского-Шостаковича в нынешней афише театра. Привычные к стилистике Ратманского артисты Мариинки отлично почувствовали явленную в этом балете ироничность воспитанного во времена перестройки хореографа и ярко воспроизвели оптимизм, задор и веру в скорое коммунистическое будущее, характерное для советской молодежи эпохи оттепели. 

Все эти спортивно-балетные комбинации, так похожие на физкультурные парады, созданные для Красной площади хореографом Игорем Моисеевым, построения и перестроения шеренг, скульптурные группы в духе «Рабочего и колхозницы», добросовестно и иронично воспроизведенные в балете хореографом, стилистически точно показывали 7 пар танцовщиков, призванных изображать советскую массовку. А расположенный в центральной части балета красивейший лирический дуэт, который отлично танцевали чем-то напоминающий молодого Дэвида Холберга рослый красавец Всеволод Маевский и по-детски хрупкая и по-советски наивная и чистая в своем образе Мария Хорева, как бы останавливал мчавшееся для трудовых подвигов сумасшедшее «время вперед». Его и воспроизводит в своем балете находящийся «в поисках утраченного времени» хореограф Алексей Ратманский.

Сцена из балета Алексея Ратманского «Лунный Пьеро». Фото Александра Шапунова. Предоставлено пресс-службой Мариинского театра.

Все намного сложнее оказалось с балетом, помещенным во второе отделение трехчастного «Вечера балетов Алексея Ратманского». Черно-белый по цвету костюмов и грима (густо набеленные лица) «Лунный пьеро» призван показать другую грань хореографа. Несмотря на своих героев, всех этих Пьеро и Коломбин, перед нами балет, который далек от спектакля в стиле комедии дель арте. Вообще стильность — то определение, которое сразу приходит на ум при просмотре этого сложного для восприятия сочинения. Созданный на додекафоническую музыку основоположника новой венской школы австрийского и американского композитора Арнольда Шенберга балет имеет важную составляющую в виде стихов писавшего по-французски бельгийского поэта-символиста Альбера Жиро, которые прекрасно спела участвующая в гастролях меццо-сопрано Юлия Маточкина. В тексте, который неплохо бы высвечивать над сценой для большего понимания этого нарочито затемненного и в музыкальном и в поэтическом отношении сочинения, читаются настроения внутренней неуверенности в завтрашнем дне, тоска по прошлому, которого не вернешь: «Пьеро отправляется на прогулку и попадает под чары луны и, завороженный, размышляет о любви и религии; Пьеро мучают мысли о смерти; Пьеро возвращается домой, задумываясь о прошлом и луне»… 

Балет был создан Алексеем Ратманским в 2008 году специально для Дианы Вишневой в рамках ее программы «Красота в движении» и не так давно перенесен на сцену Мариинского театра. Он ни в чем не похож на знаменитый балет Глена Тетли, также поставленный на эту музыку, соединивший воедино, казалось бы, несоединимое — академический танец и американский модерн, так успешно воплощенный на сцене Рудольфом Нуреевым. В «Лунном Пьеро» Ратманского можно наслаждаться игрой знаменитого премьера Мариинского Кимина Кима. Сплав артистичности и техники этого великолепного танцовщика, присущая ему выразительность каждого движения, которые соотносятся со смыслами сочинения Шонберга-Ратманского, не могут не притягивать к себе внимания зрителя.

Сцена из балета Влалимира Варнавы «Дафнис и Хлоя. Фото Александра Шапунова. Предоставлено пресс-службой Мариинского театра.

Балет модного ныне хореографа Владимира Варнавы «Дафнис и Хлоя», показанный во второй день гастролей, оказался далек как от романа греческого писателя II века нашей эры Лонга, так и одноименного балета Михаила Фокина, показанного некогда в Париже дягилевской труппой, где партии Дафниса и Хлои исполняли легендарные Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина. Варнава создал самостоятельное прочтение этого произведения, не внеся в балет практически никакой драматургии. Он больше напоминает стихотворение на тему древнегреческого писателя и хорошо соответствует прекрасной музыке Равеля, которую блистательно интерпретировал Валерий Гергиев и знаменитый оркестр Мариинского театра.

Хореограф подал эротический сюжет древнегреческого писателя через призму собственных ощущений. В его произведении задействованы 5 современных Дафнисов и столько же Хлой, иногда видны парафразы из сочинения Нижинского «Послеполуденный отдых фавна», тоже созданного на музыку Мориса Равеля. Как некогда и Нижинский в опередившем свое время балете, Владимир Варнава тоже возвращает своих героев из современного мира к первозданной природе, где просыпаются раскрепощенные, первоначальные инстинкты молодого и неопытного человеческого существа… И любовь, как в скульптуре Огюста Родена «Вечная весна», которая мерещилась в движениях танцовщиков во время просмотра этого балета, дана как вершина человеческих чувств.

Но Мариинский театр славен не только современными постановками, но в первую очередь классикой, сочетающей в своем репертуаре как западные, так и отечественные постановки: и многих из молодых артистов, которых мы увидели в Москве, можно будет увидеть в ближайшие дни в Санкт-Петербурге в балете Фредерика Аштона «Сильвия», а также в балете «Дон Кихот». Я лично спешу!

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *