У Фургала вызвали восторг слова о нем Путина

У Фургала вызвали восторг слова о нем Путина

Экс-губернатор Хабаровского края просит привить его от коронавируса в СИЗО

Экс-губернатор Хабаровского края Сергей Фургал услышал слова о себе президента Путина на его пресс-конференции, и это порадовало арестованного. Вместе с тем в письмах, адресованных Фургалу, нашли якобы не только следственную, но даже… государственную тайну. По крайней мере ему об этом объявили в СИЗО.

Фургал считает, что его здоровье под угрозой и следствие на этом «играет». Экс-губернатор попросил срочно сделать ему прививку от коронавируса, поскольку, цитируем: «По СИЗО «Лефортово» гуляет ковид и заразилось уже едва ли не половина заключенных».  

Обозреватель «МК», член ОНК Москвы побеседовала с Фургалом во время проверки изолятора.

Фото предоставлено пресс-службой суда

Экс-губернатора вывели для общения с правозащитниками в комнату краткосрочных свиданий. Одет в неизменный серый спортивный костюм. Но на этот раз Фургал даже не грустнеет от традиционного окрика: «Руки за спину!». Видно, что в хорошем расположении духа. И вот почему.

«Владимир Владимирович сказал на пресс-конференции, что у нас с ним хорошие отношения!» – говорит нам через стекло Фургал.

— Это не относится к условиям содержания, — подскочил к кабинке сопровождающий сотрудник.

— Что ж вы не уважаете президента! — нашелся Фургал, и надо заметить, сбил этой фразой «лефортовца» с толку. 

— По СИЗО «гуляет» ковид, — резко посерьезнел, перейдя на другую тему Фургал. – Очень многие переболели. Но это скрывается. Информация закрыта. Объективного источника диагностики — аппарата КТ здесь нет. Зато есть много факторов, которые неизбежно сейчас приведут к росту заболеваемости, это я как врач говорю. В угоду кому-то людей держат тут фактически в крайней опасности. Умрешь – так умрешь. Никого это не волнует. 

— Ну это вы слишком пессимистично настроены.

— Так и есть. Здесь никто не окажет вам экстренной медпомощи. Я две недели не могу попасть к врачу, чтобы понять, что происходит с моей болезнью. Он обещал взять снимки и поехать к гражданским медикам на консилиум. Был ли этот консилиум? Мне не известно. Там на снимках объективно не все хорошо. Думаю, они специально тянут до 23 числа (имеет в виду, что в этот день Мосгорсуд рассмотрит его апелляцию на меру пресечения – «МК»). Зря они это делают. Мне не нравится, когда манипулируют моим здоровьем. С учётом ситуации с коронавирусом – или прививайте, раз я в зоне риска, или отпускайте под домашний арест. 

— Мы попросим сделать вам прививку, но на наши рекомендации здесь практически не реагируют больше…

— Ну ничего! Зато самое плохое со мной уже случилось — я в «Лефортово». С другой стороны, не каждому так повезет с точки зрения колоссального опыта. Получается, мне дали возможность мне все хорошо обдумать, на многое посмотреть по-другому. Надо сделать надпись или наклейку: «Лефортово, спасибо, что выбрали меня!».  

— Что у вас с питанием?

— Ассортимент тюремного ларька – примерно 15 видов продуктов не лучшего качества. Йогурт порошковый, к примеру. И заказать вы можете только раз в месяц. В других СИЗО есть интернет-магазин, обеды «ресторанные» … Зато здесь быстро понимаешь, как нудно правильно питаться, чтобы выжить. Стараюсь есть не вкусно, но чтобы попадали в организм витамины. Делаем с сокамерником салат с огурцами и помидорами, винегрет. На новый год чего-то придумаем… Елка в «Лефортово» для заключенных будет? –   иронизирует Фургал. 

— Это вряд ли. Но, скорее всего, вам разрешат телевизор смотреть после отбоя. Алла Пугачева наверняка на «Голубом огоньке» будет петь, вот послушаете.

-Песни Пугачевой не относятся к условиям содержания! – вдруг встрепенулся сотрудник.

— А что относится вообще? Теперь с адвокатами встретиться в СИЗО крайне сложно. Ну и переписка по-прежнему запрещена, как и звонки-свидания…

Чуть раньше Фургал заявил членам ОНК, что ему принесли на подпись документ – там сказано, что часть переписки изъята в виду того, что в письмах содержаться сведения про уголовное дело.

— А некоторые письма якобы содержат еще и гостайну, — говорит Фургал. – Я даже расписываться за это не стал. Мало ли, потом как они повернут. Интересно, как простые люди могут знать тайну следствия и государственную тайну и зачем они мне будут писать письма сюда об этом?! Это все про давление, которое было и которое не прекращается…

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *