Широков доволен приговором: кроссовки продадим с аукциона

Широков доволен приговором: кроссовки продадим с аукциона

Данченков готов пожать руку экс-футболисту: в этой истории все — пострадавшие

В пятницу, 25 декабря, мировой суд в Сокольниках вынес приговор бывшему футболисту Роману Широкову. За избиение арбитра во время любительского матча его приговорили к 100 часам общественных работ, а также частично удовлетворили гражданский иск пострадавшего Никиты Данченкова: в качестве компенсации Широков обязан выплатить 100 тысяч рублей вместо затребованных пятисот. Как завершилась история, длившаяся четыре с половиной месяца, — в нашем репортаже.

Фото: АГН «Москва»

Адвокат Романа Широкова Вадим Лялин вышел из здания суда, держа в руках кроссовки. Это действительно были не настоящие футбольные бутсы с шипами. Возможно, бей Роман арбитра Никиту Данченкова в тот самый день 10 августа, своей привычной обувью, адвокаты арбитра оказались бы более справедливы в своих требованиях переквалифицировать дело на покушение на убийство. Но нет, это были просто черные кожаные кроссовки с подошвой-протектором.

«Эти кроссовки — не убийцы! — с видом удовлетворенного приговором суда человека сказал Вадим Лялин. — На них нет пятен крови, потому что в глаз арбитру все-таки заехали кулаком».

А ногами Роман добивал потом в часы, которые, по мнению адвокатов пострадавшего, и спасли Никите Данченкову жизнь. Часы и вратарь одной и команд, который сумел оттащить Широкова от потерявшего сознания арбитра. О том, что он выключился после ударов, Данченков рассказывал во время очной ставки.

100 часов общественных работ и 100 тысяч рублей в качестве компенсации пострадавшему — это решение мирового суда в Сокольниках явно радовали еще недавно обвиняемую сторону.

— Как считаете, это ваша победа? — спрашиваем у Лялина.

— Конечно! Мы разорвали их в хлам! — отвечает адвокат. — А кроссовки теперь продадим на аукционе, вырученные деньги потратим на благотворительность, детишкам поможем.

Чем будет заниматься Роман Широков во время исправительных работ, решит, по словам адвоката, служба судебных приставов. Работать футбольным тренером, подметать улицы или чистить снег, — что бы не выбрали в качестве наказания для Романа, пострадавшая сторона будет считать его несправедливым.

— Во-первых, это очень трудно отследить, будет ли он действительно работать, а во-вторых, это слишком мягкое наказание, — считает адвокат Данченкова Александр Островский.

Прокурор просил для Широкова один год и десять месяцев ограничения свободы. Не путать с лишением — провинившегося бы не посадили. Ограничение свободы, согласно статье 53 УК РФ, означает «не уходить из места постоянного проживания в определенное время суток, не посещать определенные места, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в них». Другими словами, неприятно, но не смертельно. Но когда пострадавший Данченков услышал запрос прокурора, то воодушевился. «Я действительно по-хорошему шокирован тем, что гособвинитель запросила такое строгое наказание», — сказал он «МК» во время перерыва в заседании перед оглашением приговора.

Возможно, сам истец к тому моменту не разобрался в разнице между лишением свободы и ограничением, а адвокаты не успели объяснить. Потому что они сами чуть позже сказали журналистам, что это слишком мягкое наказание для подсудимого. «Ему бы не повредило годик посидеть. Как показывает практика, поиграв за сборную ФСИН, футболисты исправляются и уже не совершают уголовно наказуемых деяний», — сказал Островский, явно намекая на Павла Мамаева и Александра Кокорина.

Но вынесенный судом приговор опечалил Никиту Данченкова и его представителей. «Я очень расстроен, пока не решил, будем ли обжаловать этот приговор, мне нужно еще прийти в себя», — признался пострадавший.

При этом на факт, что суд удовлетворил их гражданский иск лишь частично (пострадавшая сторона подала иск на 500 тысяч рублей, прокурор запросил у суда 150 тысяч, в итоге присудили только сто), Данченков отреагировал спокойно: «Раз суд так решил… Мы ведь изначально заявляли, что главная задача — добиться справедливого наказания, а не денежной компенсации».

Никита не раз говорил, что главное — показать, что так поступать нельзя, каким бы известным человеком ты не являлся. Теперь же, по мнению Островского, Широков может продолжать избивать людей.

Что касается денежной компенсации, Вадим Лялин откровенно сказал, что всю сумму пострадавший может получить лишь спустя полтора — два года, потому что выплачивать ее Роман Широков будет со своей официальной зарплаты в 50 тысяч рублей, справку о которой он предоставил суду. Экс-футболист числится заместителем руководителя юридической компании «Логос», куда, по мнению адвокатов пострадавшего, «пристроил» его адвокат.

Сторона Данченкова пыталась подать ходатайство об аресте имущества Широкова в качестве гарантии выплаты компенсации, но им было отказано. «На том основании, что мы не указали конкретные объекты имущества», — объяснил Островский.

«Нам отказали во всех ходатайствах, которые мы подавали. И я считаю решение суда коррупционным», — заявил адвокат. Сторона пострадавшего также пыталась переквалифицировать дело на покушение на убийство, пыталась убедить суд в необходимости судебно-психиатрической экспертизы Романа Широкова, чем очень разозлила противную сторону.

Возможно, дело еще не закончено, и мы все-таки услышим о том, что пострадавшая сторона собирается обжаловать приговор: «Скорее всего, через месяц, мы еще приговор на руки не получили». Но несмотря на то, что Широков и Лялин выглядели удовлетворенными решением суда, выигравших в этом деле, кажется, нет.

Если оставить за скобками факт, что так, как Роман, себя в принципе вести нельзя (хотя как его оставишь, это ведь главное), почему виновный искренне не извинился? И хотя бы не попытался не доводить дело до этой некрасивой судебной истории, в которой адвокаты обеих сторон регулярно изощрялись во взаимных оскорблениях? Данченков с завидным упорством все эти месяцы заявлял, что не считает извинения Романа в Инстаграме и на очной ставке, искренними, а Широков так и не попытался убедить его в обратном. И теперь у одного в анамнезе — уголовное дело, а у другого — полное разочарование в судебной системе.

«Но если руку протянет, я ее пожму», — сказал напоследок Никита Данченков. Может, стоит попытаться, несмотря на вынесенный приговор, завершить эту историю хотя бы одним человеческим жестом?

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *