В Электротеатре каждой актрисе в премьерном спектакле дали шанс на главную роль

В Электротеатре каждой актрисе в премьерном спектакле дали шанс на главную роль

Женское пати для Чехова

Как известно, «в джазе только девушки». В «Чеховщине», что сыграли в Электротеатре Станиславский, тоже правит бал один дамский пол, который предлагает еще и осмыслить действительность с помощью Антона Павловича Чехова. Поэтому название премьерного спектакля — «Чеховщина» — следует произносить с ударением на первый слог. И не путать с чертовщиной, хотя там, где собираются одни женщины, без черта точно не обойдется. На премьерном показе побывал обозреватель «МК».

Анна Капалева. Фото: Олимпия Орлова

«Мои дорогие, проходите, не стесняйтесь, — говорит нам с интонациями любезной хозяйки дома полноватая блондинка, похожая на оперную диву. — Заждались вас! Проходите, прошу вас». И уводит зрителей, разделенных в узком коридорчике на небольшие партии, подальше от зала. Куда же это? На лестницу, где заранее уже установили несколько рядов.

Именно парадную лестницу, широкую, с белыми балясинами, выбрала для своего режиссерского дебюта актриса Серафима Низовская, известная по сериалам «Кухня», «Склифосовский» и другим работам в кино. Но в Электротеатре она теперь как режиссер собрала девять актрис, предоставив им лестницу и еще два пролета наверх. Ну, дамы и разошлись.

— Мужчина верен, постоянен в любви. Скажите, какая новость! — томным голосом произносит одна из них. — Мужчины верны, постоянны… Какое вы имеете право говорить мне это?! Если уж на то пошло, я вам скажу: из всех мужчин, что я знала и знаю, самым лучшим был мой… покойный муж.

Серафима Низовская. Фото: Олимпия Орлова

Актрисы (на сцене семь, но две в составе: Юлия Абдель Фаттах, Анна Антосик, Ирина Коренева/Инна Головина, Анна Капалева, Дарья Колпикова, Марго Мовсесян, Анна Сенина/Серафима Низовская) — в вечерних брючных костюмах и платьях (художник Анастасия Нефедова), с бокалами шампанского в руках. Стоят, фланируют в ритме ненавязчивой мелодии, а некоторые прямо-таки возлежат на лестнице. Не спектакль, а женское пати по случаю. У каждой из его участниц — монолог, которые, соединившись с другими, образуют довольно-таки стройную композицию в форме светской беседы с интеллектуальным налетом, суть которой — актуальность вечных тем, которые волновали и волнуют дам. От весьма конкретных: «Мимо моих окон ходит брюнет. Усы — прелесть. Делаю вид, что не обращаю внимания» — до философских: «Если бы знать, если бы знать» и «Мы еще увидим небо в алмазах».

Томные, иногда демонические интонации (вот она, чертовщина!), движения в танце модного стиля фрейм ап (frame up). Стиль, который включат в себя и стрип-пластику (от слова «стриптиз»), и джаз, и фьюжн. В общем, свободно, непринужденно, элегантно, современно.

Дарья Колпикова. Фото :Олимпия Орлова

Интимную лестничную атмосферу дополняет пейзаж вечерней Москвы, что виднеется в больших окнах, своевременно напоминая зрителям, что они все-таки не в прошлом веке. По Тверской несутся иномарки, огнями светится дорогущий отель напротив Электротеатра, прохожих посыпает последний зимний снег…

Дамы из XXI века присвоили себе тексты Чехова из позапрошлого — начала прошлого века, которые принадлежат только героиням его разных произведений — рассказов, пьес, водевилей. И надо сказать, у них это получилось вполне обаятельно.

«Почему люди не летают, как птицы?» — спрашивает одна из них.

«В самом деле, почему? — думаю я. — Вот те, что спешат сейчас в поздний час за окном. А если бы летали, то не суетились бы, не дергались…»

При всей простоте лестничной постановки режиссер-дебютант обнаружила тонкое понимание женской натуры. Ей удалось показать женские амбиции, которые сильнее мужских. Особенно сейчас, и особенно когда красивые женщины собираются вместе в одном месте. Вот где чертовщина начинается!

Марго Мовсесян, Анна Антосик, Юлия Абдель Фаттах, Серафима Низовская. Фото: Олимпия Орлова

В свою «Чеховщину» Серафима Низовская, хотела она того или нет, заложила еще одну для актерской профессии идею — гуманную. Каждая из участниц постановки получила шанс на роль, которую она, может быть, никогда не сыграет: Нину Заречную из «Чайки», одну из сестер Прозоровых в «Трех сестрах», Соню из «Дяди Вани» или прелестную вдову помещика Попова из шутки-комедии «Медведь». А здесь — сыграла пусть и фрагмент, но прожила судьбу какой-нибудь чеховской героини. Эх, если бы знать, если бы знать…

Источник: mk.ru

Похожие записи