Умер Абдулла из «Белого солнца пустыни»: «Не знали, что Кахи болен»

Умер Абдулла из «Белого солнца пустыни»: «Не знали, что Кахи болен»

До последних дней он любил жизнь, театр и женщин

Не стало грузинского актера Кахи Кавсадзе, которого зрители знают в основном по фильму «Белое солнце пустыни» Владимира Мотыля, где он сыграл роль басмача Абдуллы. Кахи умер в одной из тбилисских клиник. Врачи пару дней назад предупреждали, что его сердце может остановиться в любой момент. Кавсадзе госпитализировали еще в ноябре прошлого года с COVID-19. Он вылечился, но зимой 2021-го попал в реанимацию. Актеру было 85 лет.

Кахи Кавсадзе родился в Тбилиси в 1935 году. Его отец попал в плен, а потом его арестовали. Кахи Кавсадзе рассказывал «МК», что не знает, что с ним потом произошло: расстреляли в Сибири или умер своей смертью. Учился актер в Тбилисском театральном институте и с 1959 года выходил на сцену Тбилисского театра им. Шота Руставели. Он снялся в фильмах: «Мелодии Верийского квартала», «Ожерелье для моей любимой», «Покаяние», «Древо желания», «Житие Дон Кихота и Санчо», «Тысяча и один рецепт влюбленного кулинара». В 2014 году он снимался в российской картине «Ч/Б» Евгения Шелякина. А в 2016-м приезжал на ММКФ в Москву, чтобы представить «Тэли и Толи» Александра Амирова.       

На съемках фильма «Тэли и Толи»

Фото: Из личного архива

Продюсер Наталья Иванова, работавшая с Кахи Кавсадзе на «Тэли и Толи», вспоминает: «Мы поехали в Тбилиси уговаривать его поучаствовать в нашей картине. Ситуация непростая, потому что отношения между нашими странами были напряженными. Нам даже говорили, что Кахи не согласится. Но он назначил нам встречу в Театре им. Шота Руставели, рядом с которым жил. Мы не были знакомы. Я запомнила, как он появился — высокий, худой, выслушал наш рассказ о фильме, показал нам театр и пригласил на концерт Гии Канчели. Все происходило как в сказке. А потом он приехал на машине во Владикавказ, где проходили съемки. Мы знали, что у него режим, ограничения в питании. У Кахи после операции был перерыв в лечении. Пришлось немного сдвинуть график, чтобы он мог поехать к немецким врачам в Мюнхен. Мы бережно относились к его переездам, питанию, но все это было так незаметно. В группе никто и не знал, что Кахи болен. Он ни разу не опоздал на съемку из-за плохого самочувствия. Все строго, четко и даже педантично. Он был чудесным и простым человеком, никогда не звездил. Вместе со всеми завтракал и обедал, любил простую и свежую пищу. Кахи даже подчеркивал, что звездность — чуждый ему элемент. Нам было удивительно, но потом мы привыкли к тому, что он постоянно рассказывал анекдоты и матерился. Он так обаятельно это делал, с неотразимым грузинским акцентом! Его почти не гримировали. Он много привносил своего в текст роли и делал это замечательно. Особенно в сцене, где герои рассуждают про геморрой. В фильме много музыки, грузинской в том числе. Мы знали, что Кахи хорошо поет, и договорились с ансамблем в Тбилиси, чтобы они с Кахи в студии записали песни. Они вошли в «Тэли и Толи». Когда он приезжал на премьеру в Москву, зрители так ему аплодировали, так кричали «браво»! Кахи был счастлив, как ребенок. Я благодарна судьбе и нашим владикавказским друзьям за то, что они навели нас на мысль, что он может сыграть эту роль».

Фото: Борис Кремер

В фильме Наны Джанелидзе «А есть ли там театр?» Кахи Кавсадзе сыграл одну из самых сильных своих ролей, и название предложил режиссеру. Вспомнил, как грузинский актер Акакий Васадзе перед смертью, указывая в небо, спросил у внука: «Как ты думаешь, а там есть театр?» Теперь он и сам ушел на небеса и узнает, что там на самом деле.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *