Похищение Европы у Вашингтона

Похищение Европы у Вашингтона

Похищение Европы у Вашингтона

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Евросоюз заметно поостыл в отношениях с США, во всяком случае — на «оборонительном» направлении. Социологические опросы показывают крайне неприятную для Вашингтона тенденцию: все больше жителей Европы считают своим главным соперником вовсе не Россию, а США. Хотя пока непонятно, чего здесь больше — нежелания европейцев «умирать за Америку» или вполне себе житейского «своя рубашка к телу ближе».

Согласно опросу Европейского центра по международным отношениям, несмотря на массовую информационную «артподготовку», Соединенным Штатам не удалось убедить европейцев в том, что им нужно срочно мобилизовываться против России и Китая. Лишь 17% европейцев считает Россию врагом. Еще 18% — противником. Итого 35%. Ровно столько же, сколько наоборот — считает Россию «необходимым партнером». А 7% вообще уверены, что Москва союзник Западной Европы.

«По Китаю цифры тоже грустные. Врагом его считает 12%, противником — 25%, необходимым партнером — 36%. Однако самым печальным обстоятельством тут являются показатели Соединенных Штатов. Врагом их называют лишь 4% европейцев, а противником — уже 12%. Союзником же своего союзника по НАТО и коллективному Западу считают лишь 22% жителей стран ЕС», — отмечает доцент Финансового университета Геворг Мирзаян.

Он отмечает, что Соединенные Штаты сейчас требуют от Европы некий акт лояльности — хотя бы символическое действие, доказывающее, что Старый Свет все еще с Новым Светом. Например, действие в области оборонной политики (участие в масштабном перевооружении в рамках НАТО).

И делает вывод, что, «судя по поведению европейских стран, ждать Вашингтон будет очень долго. Европа не видит основания вписываться в конфликт, который ей не нужен, за страну, которая ей уже и не особо союзник. Европа начинает думать прежде всего о себе — и это тоже часть человеческой природы, которую даже США не в силах истребить».

Означает ли это некий перелом? И произойдет ли теперь серьезное изменение в восприятии европейцами России?

— Я бы сказала, что это начало новой тенденции. Насколько она будет устойчивой, пока не очень понятно, — считает профессор экономического факультета РУДН Людмила Шкваря. — США — «старый» партнер, у Евросоюза много общего с этой страной. Включая цели быть лидером в мире. Пусть и на втором месте.

Кроме того, общие с американцами стандарты — технические, финансовые, юридические, образовательные, уровень жизни, и очень многое другое. Все это поддерживается Штатами, как «кнутом» (угрозами санкций, угрозами того, что РФ и КНР — тоталитарны, агрессивны, угрожают ЕС в целом ряде аспектов и т. д.) и «пряником» (различными видами поддержки).

Однако Китай — практически мировой лидер. Он наращивает торговлю с ЕС, особенно свой импорт. Но при этом не навязывает свою политику. Не требует каких-то политических шагов, противоречащих интересам стран ЕС, как США.

Что касается России, то она близко к Западной Европе. Связи традиционные, весьма неоднозначные. Россия — интересный рынок для не очень уже высокоэффективной Европы, емкий и перспективный. Поэтому, думаю, история будет развиваться в направлении укрепления все более серьезного восприятия европейцами РФ и КНР — если не произойдет еще какая-либо глобальная разбалансировка.

«СП»: — У нас достаточно перспективных направлений для построения взаимоотношения с Евросоюзом на взаимовыгодной основе. Где можно найти точки общих интересов?

— Вряд ли европейцы будут искать в краткосрочной перспективе эти точки. Слишком уж они привыкли к тому, что их просят и им предлагают другие. В том числе и Россия. Они могут только принимать, позволять (или не позволять), наставлять и требовать.

Если Россия будет вести в отношении Европы грамотную политику, защищая свои интересы более жестко, как это делает Китай, то, как это ни парадоксально звучит, отношения могут стать более прагматичными и выгодными для обеих сторон. Тут главное для России найти нужный тон, не слишком мягкий и не чересчур жесткий. А то ведь американцы-то пугают.

«СП»: — Треугольник США-Китай-Россия может со временем переформатироваться в прямоугольник, где еще одной реально самостоятельной стороной выступит Евросоюз?

— Это вряд ли. Во-первых, европейцы не слишком самостоятельны в формировании своей политики. И уже достаточно давно. А во-вторых, им и не с чего быть самостоятельными. Доходы от колоний (или неоколоний) сокращаются, противоречия в ЕС растут, беженцы подрывают социальную, да и экономическую сферу, трудовые ресурсы уменьшаются, старение населения несет в себе серьезные угрозы в перспективе.

При этом конкурентоспособность по огромному спектру товаров сокращается, если не опираться на развивающиеся страны и те же Китай и Россию. А борьба за ресурсы обостряется… Своего-то у Европы нет практически ничего. В отличие от США, КНР и РФ.

Так что ЕС ждет судьба Японии. Да, технологии. И что?

— В глобальной политике резких переломов или переосмыслений не бывает. Европа сама по себе и думает, прежде всего, о своих интересах, — считает президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич. — Россия для Европы — партнер, который дешево поставляет газ и ресурсы и потребляет продукцию высоких переделов. Пусть иногда и ведет себя странно по европейским меркам.

Китай для Европы тоже партнер, который на своих фабриках за «три копейки» производит оборудование под европейскими брендами, которые европейцы потом по совсем другому прайсу продают ценителям «европейского качества». Это «необходимое партнерство» не мешает Европе в своих интересах ограничивать китайские инвестиции и проникновение китайского капитала в целый ряд отраслей. А также накладывать санкции на различные российские компании и физических лиц. Вряд ли можно сказать, что эта политика сейчас видоизменилась.

Отношения России и Европы будут продолжаться в том же ключе. Европа будет извлекать выгоду там, где это возможно. И идти на компромиссы там, где это не принципиально.

Вместе с тем, Европа может и принимать принципиальные решения, которые противоречат ее экономическим интересам. Как было в случае со сбитым над Донбассом малазийским «Боингом».

Стоит заметить, что реальные секторальные санкции против РФ европейцы приняли не за Крым и не за начало войны в Донбассе. А именно за сбитый, как считает Европа, по вине России самолет.

«СП»: — Кого больше опасаются европейцы — Китай или Россию? И всегда ли эти страхи беспочвенны?

— Европейцы в большей степени опасаются Китая. Рядом с Россией они живут продолжительное время, поэтому мы научились понимать друг друга. К тому же принадлежим к одной цивилизации. Европейцы знают, чего от нас ждать.

Кроме того, ресурсно Россия не представляет экзистенциальной угрозы для Европы: это не военный противник и даже не экономический конкурент, а потребитель высокотехнологичной продукции и поставщик сырья. Китай же — конкурент, который хочет «подвинуть» Европу на рынке продукции с высокой добавленной стоимостью. И обладающий существенно большими ресурсами.

Европу беспокоят амбиции Китая и планы по покупке ее портов и инфраструктуры. Все это накладывается на цивилизационные различия: с Китаем нет длинной истории взаимодействия и непонятно, чего от него ждать.

«СП»: — Евросоюз в перспективе может освободиться от «опеки» США до такой степени, что станет полностью самостоятельным игроком на мировой арене? И не помешает ли ему в этом разногласие, различные противоречия стран, входящих в континентальный союз?

— Смотря с какой стороны посмотреть. В экономической сфере определенно — да. В политической ЕС не выступает в качестве отдельного игрока. В разных регионах мира экономические интересы Германии, Франции и, скажем, Нидерландов, могут вполне себе противоречить друг другу.

Источник

Похожие записи