Экс-министр обороны Шапошников мог предотвратить развал СССР, но побоялся

Экс-министр обороны Шапошников мог предотвратить развал СССР, но побоялся

«Всю свою оставшуюся жизнь маршал из-за этого мучительно спорил сам с собой»

Смерть последнего министра обороны СССР, маршала авиации Евгения Шапошникова (ему было 78 лет) заставила вспомнить о его роли в событиях девяностых годов. Свидетели перипетий той эпохи считают, что Шапошников мог предотвратить развал СССР, однако не исполнил устных указаний Михаила Горбачева.

Фото: ru.wikipedia.org

На пост министра обороны СССР Шапошников был назначен Михаилом Горбачевым после неудачной попытки ГКЧП взять власть. Главком ВВС эту попытку не поддержал — то есть не подчинился министру обороны СССР Дмитрию Язову. Собственно, с переломного августа 1991 года надвое оказалась поделена биография «улыбающегося маршала».

До 1991 года служебный путь военного летчика Евгения Шапошникова представлял собой пример образцовой успешной военной карьеры.

Из досье «МК»: «В 1963 году Шапошников окончил Харьковское высшее военно-авиационное училище летчиков. Начал службу в Прикарпатском военном округе. Затем прошел Военно-воздушную академию имени Ю.А.Гагарина в Монино.

Через десять лет Шапошников — уже зам командующего ВВС Прикарпатского военного округа, далее он возглавил ВВС Одесского военного округа и  в 1987 году —  ВВС Группы советских войск в Германии.

ВВС ГСВГ или 16-я воздушная армия в те годы – это крупнейшее авиационное объединение советской державы. В его состав входили два авиационных корпуса, пять авиадивизий, более 30 авиаполков, более тысячи самолетов и вертолетов. И это вполне сопоставимо с составом современных ВВС России. Если не больше.

В 1990 году Шапошников достиг вершины в военно-воздушных силах СССР, став их главкомом и замминистра обороны СССР».

А дальше был август 1991 года, неудачная попытка ГКЧП, позорное возвращение Горбачева из крымского Фороса.

Сам Шапошников так описывал свои впечатления от ГКЧП: «Я понял, что дорога, которую пытается навязать ГКЧП, не моя дорога. И когда заместитель министра обороны Владислав Ачалов потребовал, чтобы моя военно-транспортная авиация доставила на аэродромы Подмосковья и других регионов воздушно-десантные части, мы с главкомом ВДВ Павлом Грачевым начали всячески «тянуть резину».

Советский Союз доживал последние полгода своей истории. Развал шел лавинообразно. И в эти-то полгода последним министром обороны СССР и был Евгений Шапошников. На эту должность его назначил Горбачев.

Беда в том, что в эти месяцы уже мало что зависело и от Горбачева, и, тем более, от его министра обороны. Шапошников, который был членом ЦК КПСС, вышел из партии и начал курс на придание армии беспартийного статуса.

В ноябре 1991 года министр обороны высказал против применения авиации при введении режима чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской республике.

После Беловежской пущи, в феврале 1992 года, решением Совета глав государств СНГ Шапошникова стал главкомом Объединенных Вооруженных сил СНГ. Главная задача этого органа была в разделе бывшей Советской армии между странами СНГ.

По инициативе младореформаторов в январе 1992 года состоялось Всеармейское офицерское собрание. Шапошников был против такого «разгула демократии» в армии, за что был обвинен участниками съезда в предательстве интересов военных.

Структура, которую возглавлял Шапошников, конфликтовала с уже созданным Минобороны России во главе с Павлом Грачевым, которого Ельцин называл «лучшим министром всех времен». В результате пост главкома Объединенных Вооруженных сил СНГ в 1992 году ликвидировали.

Затем была несостоявшееся назначение на пост секретаря Совбеза. В октябре 1993 года Шапошников поддержал военный разгон Верховного Совета РФ. В 1994-1996 года был представителем президента в госкомпании «Росвооружение». В 1995-1997 года работал гендиректором компании «Аэрофлот — российские международные авиалинии». В 1997-2004 годах — помощник президента РФ.

Как рассказал «МК» один из генералов в отставке, маршал авиации Шапошников в последние годы жизни на общих мероприятиях Клуба военачальников появлялся крайне редко – обычно ссылался на плохое самочувствие.

— Хотя, я думаю, — говорит наш собеседник, — он уходил от близкого общения со своими коллегами из-за того, что не хотел слышать от них вопросы про 1991-й год. Очень переживал… Ведь он тогда был министром обороны, и его часто спрашивали: неужели вы не могли тогда взять власть в свои руки с тем, чтобы армия не допустила развала Союза? Для него это был тяжелый вопрос…

Он потом книгу написал, где рассказывал о том времени. Но одного факта в этой книге все же не отразил. Как-то в тесном кругу проговорился, что в разгар событий 91-го года, ему позвонил Горбачев и сказал: берите власть в свои руки. А он спросил: дадите мне письменный приказ? И Горбачев не дал. Думаю, всю свою оставшуюся жизнь Шапошников мучительно спорил сам с собой: правильно ли он тогда поступил…

С октября 1995 года по март 1997 года, в пору расцвета махинаций Березовского, Шапошников работал генеральным директором авиакомпании «Аэрофлот — Российские международные авиалинии». Именно при нем были совершены крупные денежные хищения на миллиарды рублей. Как рассказал «МК» один из правоохранителей, имевших прямое отношение к следствию по делу «Аэрофлота», сам Шапошников проходил по делу лишь как свидетель.

— Хотя у многих тогда, возможно, и не без оснований, существовало мнение, — заявил наш источник, — что Шапошников все-таки имел к махинациям с деньгами авиакомпании какое-то отношение. Но объективных данных говорить о том, что Шапошников был как-то к этому причастен, у следствия не было. Возможно, какие-то крохи ему и перепадали, но в деле это не фигурировало.

Источником разбирательство стало то, что деньги «Аэрофлота» были оставлены за границей и направлены на счета компании «Аndava» по указанию Глушкова, которого в руководство «Аэрофлота» назначили по распоряжению Бориса Березовского. Это потом уже, якобы, Шапошникову объяснили, что так будет лучше. Мол, это хорошая схема, необходимая для организации труда и удобства процесса налогообложения. А Шапошников в этом ничего не понимал. Он же был военным, а не бизнесменом.

Экс-начальник вооружения Вооруженных сил РФ (1994-2000) генерал-полковник Анатолий Ситнов вспоминает о Шапошникове, как о высочайшем военном профессионале, которому довелось попасть в трудные времена.

— Его служба до должности главкома ВВС была примером для подражания и вызывала глубокое уважение, — сказал Анатолий Ситнов.  

В свою очередь экс-начальник Федерального управления авиационно-космического поиска и спасания при Минобороны РФ, Заслуженный военный летчик России генерал-майор Владимир Попов отмечает такие качества Шапошникова, как вежливость, корректность.

— Он был, пожалуй, первым министром обороны СССР из авиаторов. Сухопутчики были недовольны. Мол, как это летчику доверили, он же ничего не знает, надо стратегом быть, — рассказывает генерал Попов. – Я помню, тогда даже вспылил по этому поводу. Говорю: с вами только сейчас и говорить стали нормально, по-человечески, а не так, как вы привыкли – матом, высушу, выгоню. Евгений Иванович никогда себе ничего подобного не позволял. Сам по себе был очень порядочный мужик. И уважительный. Доверял подчиненным. В Прикарпатском военном округе, где я тоже служил, о нем как о командире авиадивизии было очень высокое мнение и теплое отношение к нему. Никогда не перекладывали напряжение, которое было на военных советах, на личный состав.

Я встречался с ним несколько раз по делам, когда он был уже помощником президента. Было такое ощущение, что он немножко был обижен. Он же был против того, чтобы начинать военные действия в Чечне. Надо мужество иметь, чтобы свое мнение высказать, до руководства довести неугодную точку зрения. Но он понимал, что для государства это будет значить. Ну, а потом не много от него уже и зависело…

Похоронен маршал авиации Евгений Шапошников будет в Москве, на Троекуровском кладбище в пятницу.

Пионерское детство в СССР: редкие кадры

Смотрите фотогалерею по теме

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *