Россия в огне: «Вася, всё прогнило, систему менять надо»

Россия в огне: «Вася, всё прогнило, систему менять надо»

Россия в огне: «Вася, всё прогнило, систему менять надо»

Фото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

В Якутии обстановка невыносимая. Буквально нечем дышать — на улице чистый угарный газ, невозможно выйти на улицу. Просветлеет на день, и опять дым днями и ночами. Постоянно болит голова, першит в горле. Старики и люди, у которых проблемы с органами дыхания, вызывают скорую помощь. И прогнозы неутешительные — стоит жара, нет дождей, ожидаются сухие грозы.

Люди выражают свое недовольство ситуацией как могут — соцсети заполнены призывами к отставке местной власти. Множество предприятий оказывают свою помощь — закупают все необходимое для тушения пожаров, добровольцы едут на место событий, якутяне скидываются и отправляют средства в волонтерский штаб. Одним словом, обстановка как на войне.

Конечно, нервы у всех на пределе, потому что несмотря ни на какие усилия, несмотря на помощь из федерального центра, соседних регионов, ситуация не выправляется. И ничего хорошего не предвидится — ожидаются пожары и в августе. А якутяне, который зимой безвылазно сидят по домам, потому что на улице туман и холод свыше минус 50, совершенно разозлены. Ведь они вынуждены сидеть взаперти еще и в короткое якутское лето и дышать дымом.

Все чаще раздаются такие реплики — «нас специально выкуривают отсюда», «вывод из всего этого один — надо уезжать».

Гибнет лес, животные, в республике в нескольких районах уже объявлен режим ЧС из-за отсутствия кормов для крупного рогатого скота.

Дошло до того, что одна из активисток обратилась напрямую к эко-защитнику Леонардо ди Каприо с призывом помочь Якутии, и именитый актер даже откликнулся на ее просьбу. Правда, якутские власти заявили, что он к ним в итоге так и не обратился.

Но что больше всего удивляет якутян — почему вообще это происходит? На территории республики действует 148 пожаров на территории в 676 тысяч гектаров. Никто из старожил не помнит, чтобы Якутия так сильно и долго горела. Даже в 80-х годах, о чем постоянно говорят власти — когда была сильная засуха.

Тогда почему?

Конечно, вопрос во многом упирается в финансирование. Средств, которые выделяются на эти цели, по словам властей, крайне недостаточно. По методике распределения субвенций из федерального бюджета, для осуществления отдельных полномочий в области лесных отношений Якутия на защиту эксплуатационных и защитных лесов получает 6 рублей 10 копеек на один гектар. Тогда как в среднем по Дальнему Востоку эта цифра — 28 рублей 80 копеек, а средняя по стране — 199 рублей.

В целом на борьбу с пожарами в этом году из федерального бюджета Якутии было выделено 600 млн. рублей — и это на территорию, где леса занимают 250 млн. га.

Тогда встает вопрос — кто придумал эту методику и зачем? Неужели не пришло в голову, что в таком большом регионе как Якутия нужно и больше специалистов по лесоохране, и больше средств на авиалесоохрану и так далее. Что за копейки на самый большой субъект федерации?

Дошло до того, что 21 июля на совещании с членами Правительства президент Владимир Путин предложил для субъектов с низкой плотностью населения и с большой площадью лесов передать полномочия в области лесных отношений на федеральный уровень. Но произойдет ли это, неизвестно. И что даст конкретно Якутии — неясно. А пока все горит синим пламенем, заставляя задыхаться в дыму практически все население республики.

Вот что об этом говорит известный политолог, социолог Борис Кагарлицкий, который побывал в эти дни в Якутске.

«СП»: — Борис Юльевич, сегодня сильный дым в Якутске, стоит уже почти месяц, если не более. Ранее такого не наблюдалось. В советское время точно. Хотя и летние периоды бывали жаркими, и засуха была. Как вы думаете, что произошло? Почему так сильно стали гореть леса в Якутии?

— Помните, в 2010 году в Москве стоял сильный дым? Столицу задымило, что называется, не по-детски. Уже тогда было понятно, что причина не в огне и не в пожарах как таковых.

В середине 2000-х годов в России был принят новый Лесной кодекс. Тогда же была ключевая идея, что Лесной кодекс советского образа не рыночный. А нам нужен кодекс, основанный на рыночных принципах и который способствовал бы рыночному использованию леса.

Ну, вот и поспособствовали. В результате была полностью развалена лесная служба. Выяснилось (это более всего касается европейской части России), что значительная часть лесов была уже в частном пользовании, которое фактически от собственности мало чем отличается. По сути, то же самое, только с определёнными ограничениями.

Выяснилось также, например, что на территорию частного леса просто так зайти нельзя даже пожарным, если только пожар уже не угрожает окружающим населенным пунктам. То есть можно спросить разрешения у владельца — для этого его надо еще найти (а он где-нибудь там, на Канарах или же вообще принадлежит какому-нибудь офшору), и только после этого начать тушить.

Поэтому, конечно, уничтожение лесной службы, а вместе с ней — системы контроля за лесами, что было налажено в советское время, привело к тому, что лес горит по всей России.

Опять же по примеру пожаров 2010 года — тогда, также как и сейчас, были спутниковые снимки и было отчетливо видно: Россия горит, а буквально рядом, через границу, Белоруссия — нет. Хотя леса такие же точно. Почему? Потому что в Белоруссии сохранилось действие старого советского Лесного кодекса.

Сейчас та же самая картина с Карелией и Финляндией. Потому что у финнов до сих пор сохраняется относительно социалистическое лесное законодательство. Вот и пожалуйста — почему-то российская Карелия горит, а финская Карелия — нет. Почему? Потому что все размечено, за каждый участок кто-то отвечает. И чаще — определенная госструктура.

Еще один немаловажный момент в тушении пожаров, который имеет значение для Якутии. Ранее была очень развита малая авиация — были и самолеты соответствующей модификации, и осуществлялась мощная государственная поддержка. Сегодня с точки зрения рынка содержание парка судов малой авиации нерентабельно. Точнее, малорентабельно.

Большую часть малой авиации для тушения пожаров в итоге ликвидировали, и правительство продолжает двигаться в этом направлении.

«СП»: — Ликвидации?

— Да, буквально в этом году было принято еще одно решение о сокращении, уничтожении целого ряда малых аэропортов. То есть процесс идет, он не остановился. Соответственно, чем меньше самолетов, тем меньше контроля с воздуха.

Конечно, есть спутники, но данные от них поступают с задержкой, пока будет принято решение, пока поступит финансирование и так далее, все уже капитально горит.

То есть мы видим целую цепочку разных решений, которые привели к тому, что Россия горит.

И на самом деле проблема эта комплексная — проблема в том, как развивается наша страна. Стратегическим развитием страны никто не занимается. Вместо стратегического развития нам все время предлагают отдельные, не связанные между собой национальные проекты, которые в итоге оказываются неполноценными. Ну, и вечная тема — деньги, выделяемые на них, просто разворовывают.

То есть все идет вразнобой, никак не соотносится друг с другом, да еще и разворовывается попутно.

Как в известном советском анекдоте про сантехника. «За что Ваню сантехника посадили?». «Да сидел в подвале, кричал — все сгнило, систему менять надо!».

«СП»: — Вопрос, на который все ищут ответ — как вырваться из всего этого?

— Если совсем честно, то я думаю, что единственное, что нас спасет — это раскол внутри элит и их неспособность удерживать ситуацию под контролем. Бытует мнение, что рано или поздно в России случится социальный взрыв.

Так вот, беда в том, что по всем социологическим параметрам он не то, что рано или поздно должен случится, он должен был случиться уже давно. Говорю это как представитель исторической социологии.

Есть очень много исследований, в том числе по типологии революций, социальных кризисов и так далее. По всем параметрам Россия уже несколько раз созрела для социального взрыва. Его не произошло.

Но есть и объективные вещи — они состоят в том, что такой уровень социальных, экономических и политических противоречий ни одна государственная система просто не может выдержать.

В результате противоречия управления, политического руководства нарастают с невероятной быстротой. На мой взгляд, неминуемо должны нарастать также противоречия внутри правящей верхушки просто потому, что они съедают свой ресурс, его становится меньше, а его нужно использовать и делить. Поэтому я глубоко убежден, что рано или поздно они перегрызут друг друга.

И вот тогда для народа в широком смысле откроется какая-то перспектива.

«СП»: — А не случится так, что когда они перегрызутся, более сильный возьмет власть и будет все то же самое?

— Это уж как получится. Если мы будем просто наблюдать пассивно за происходящим, не вмешиваясь в события, то, наверное, так и кончится.

Тогда процесс может быть очень плохой, вплоть до распада страны. Был у нас урок распада Советского Союза, где гарантии, что с Россией этого не случится?

«СП»: — А что мы, граждане России, можем сделать для того, чтобы этого не произошло?

— Для начала мы должны говорить правду. Одна из главных проблем сегодня состоит в том, что все врут. Это уже просто становится почти национальным бедствием.

«СП»: — Ну, кто врет?

— Политики, бизнесмены, популярные люди. То есть для начала надо укоренить хотя бы этику искренности ввести. Сколько можно уже врать друг другу и народу.

А второе — у нас в стране есть некоторое количество приличных и прогрессивных людей, политических деятелей, по большей части среди левых, и их нужно поддерживать. Они могут быть не в одной и той же партии, некоторые беспартийные.

Я считаю, что сейчас важно, не оглядываясь сильно на партийную принадлежность, этих людей собирать, создавать между ними связи, сеть, некоторую структуру взаимопомощи и взаимодействия, которая может понадобиться в тот момент, когда власть начнет грызть сама себя.

«СП»: — То есть подготовиться.

— Да, потому что пытаться фронтально атаковать власть с шашкой — это бесполезно, задавят, уничтожат. Поэтому всех настроенных бороться за людей и их права вместе надо объединять. Причем, как лидеров, так и активистов на низовом уровне. Все это нужно для того, чтобы можно было в условиях политического кризиса консолидироваться и проводить общую скоординированную политику. И опять же — почему внесистемные структуры имеют преимущество? Потому что их гораздо сложнее подавить и поставить под контроль.

Источник

Похожие записи