Создательница целлофановой живописи рассказала о философии  искусства из пластика

Создательница целлофановой живописи рассказала о философии искусства из пластика

Художник Сауле Сулейменова: «Мыслю пакетами»

В советское время полиэтиленовый пакет был дефицитом, как жвачка или джинсы. Но те времена канули в лету вместе с коммунизмом, а привычка бережно хранить пакеты осталась. Теперь почти у каждого дома есть пакет с пакетами – на всякий случай. Однажды наткнувшись на такой мешочек полиэтилена, казахская художница Сауле Сулейменова увидела в нем яркую эстетику и живописность. В итоге создала собственный стиль – целлофановую живопись, которая прославила ее на родине и далеко за ее пределами. Секрет успеха не только в необычной технике коллажа, больше – в идее. Более того, ее искусство стало символом новой философии – деколониального дискурса.

Художник Сауле Сулейменова.

Справка «МК»: Сауле Сулейменова родилась в 1970-м году в Алматы. Она из творческой семьи. Отец – Тимур Сулейменов был архитектором и дизайнером, возглавлял Союз дизайнеров Казахстана. Окончила архитектурный институт, но еще в студенческие годы чувствовала себя художником и экспериментировала с разными техниками. Шесть лет назад ей пришла идея делать произведения из использованных полиэтиленовых пакетов. Они не только связаны с экоактивизимом, но и затрагивают темы исторической памяти, национальной самоидентификации и глобализма. Работы художницы находятся в частных и музейных собраниях, такие как Sharjah Art Foundation в ОАЭ и коллекция Alain Servais в Бельгии. С 2015 года произведения Сулейменовой демонстрировались на выставках Post Nomadic Mind в Лондоне, Bread and Roses в Берлине, недавно ее работы можно было видеть в Москве.

– Сауле, вы окончили архитектурный институт, и ваш дипломный проект был даже отмечен на конкурсе в Екатеринбурге. Почему вы стали заниматься современным искусством, а не архитектурой?

– Я поступила в архитектурный институт в 20 лет, но уже чувствовала себя художником. На тот момент вовсю действовала наша группа «Зеленый треугольник»: мы делали андеграундные нонконформистские выставки. На мой взгляд, для любого творческого человека архитектурное образование самое лучшее. Оно позволяет сформировать проектное мышление.. Мой дипломный проект – этномемориальный парк в городе Туркестан около мавзолея Ходжа Ахмеда Яссави, который получил гран-при в Екатеринбурге, – был художественным, хотя и соответствовал всем архитектурным нормам. Я сначала сделала все чертежи, а потом еще отрисовала проект от руки, принципиально не пользуясь никакими чертежными инструментами.

– Вы создаете произведения из полиэтилена. Как вы пришли к целлофановой живописи? Что стало толчком?

– Однажды я открыла шкафчик под умывальником, а там стоял пакет с пакетами. Такой, наверное, есть дома почти у каждого. И вдруг поняла, что это живописная картина – с интенсивным цветом, глянцевой насыщенной структурой… И у меня возникла мысль – зачем использовать краски и продолжать бесконечный круг потребления, когда есть пакеты, на которые уже потрачены тонны краски? Одноцветные маечки можно использовать для лессировки, накладывать поверх основного тона и создавать разные оттенки и объем. А еще в то время, в 2014 году, я часто ездила из Астаны в Алматы и меня потрясала эта дорога – степь, сплошная бесконечная горизонталь. Единственное, что разбавляет эту потрясающую в своей однообразности картину, это огромное количество пластиковых бутылок, пакетов у железной дороги. Они болтаются, летают, прибиваются камнями, но ты понимаешь, что с ними уже ничего не происходит. Трава меняется – зеленеет, высыхает, потом на нее ложится снег. Природа живет, но не пластиковые отходы нет: пройдет не одна сотня лет, а они так и будут лежать здесь. Эти мысли подтолкнули меня начать делать работы из целлофана.

– Вы используете пакеты, бывшие в употреблении. Где вы их берете? 

– В 2014 году я начала делать свой первый паблик-арт проект из целлофана, и кинула клич в фейсбуке, чтобы люди приносили мне пакеты. И с этого момента приносят постоянно. А в этом году я делала «Небо над Астаной» в рамках акции «Стоп-мусор», которую проводила экологическая организация. Волонтеры поставили специальные контейнеры в публичных местах – магазинах и парках – и за один день собрали 5500 пакетов! В итоге я использовала для работы размером три на пять метров около тысячи пакетов, остальные сдала на переработку.

– Как готовите пакеты к работе – моете?

– Мне часто приносят уже помытые пакеты. Но иногда я мою их сама. Мне нравятся голубые, их на базаре используют для курицы и рыбы. Однажды я их много набрала и очень долго мыла. Но оно того стоило – цвет потрясающий! Люди мне приносят уже отмытые пакеты.

– Сколько времени уходит на создание одной картины?

– В начале у меня уходило много времени на работу. На первую «Три невесты» я потратила три месяца. Сейчас я работаю намного быстрее. Я теперь мыслю пакетами, и поэтому работа занимает намного меньше времени. Около трех лет, с 2014 до 2017-го, когда состоялась первая выставка целлофановой живописи, я экспериментировала с техникой. Я искала разные способы – как приклеивать пакеты. Проблема в том, что полиэтилен не клеится ничем. Только под высокой температурой. Был момент, когда я думала все бросить и отказаться от этой техники. Но потом я нашла выход и стала использовать термопистолет.  

«Мусор – это драгоценность»

– Массовое производство пластиковых пакетов угрожает экологии: они разлагаются до 500 лет, и не полностью. Вы пытаетесь обратить внимание на эту проблему с помощью искусства. Получается?

– Мне очень нравится взаимодействие с публикой, которое получается благодаря целлофановой живописи. Сотни людей приносят мне пакеты в самых разных странах, когда проходят мастер-классы и паблик-токи. Я получаю много откликов на выставки. Многие начинают задумываться, бережней относиться к экологии. Так что, да, получается.

– Говорят, нужно начинать с себя. В повседневной жизни вы сортируете мусор? В России постепенно вводят в практику раздельный сбор отходов, но в результате все выбрасывается на одну свалку без разбора. А как в Казахстане?

– Дома мы сортируем мусор. Есть пункты по приему мусора, отвозим туда отходы. Это тяжело и неудобно, специальных контейнеров у нас во дворе нет. Наш пример заразителен: соседи тоже начали сортировать. Постепенно сознание людей меняется. Словенский культуролог и философ Славой Жижек в одной лекции, которую он давал на мусорном полигоне, сказал: мусор – это мы, это часть нас самих. Я тоже так считаю, и моей первой задачей было обратить внимание на нашу общую идентичность. Каждый человек на планете ежедневно выбрасывает отходы, и что с ними потом?.. Вначале использование пакетов для создания картин было эстетическим приемом: мне показалось, что это очень свежо и ново. Но потом я обнаружила, что это лавина, и меня тотально вовлекло в эту тему. Загрязнение окружающей среды – серьезная проблема, масштаб которой не все понимают. Переработка отходов – отдельная сложная тема. Вот мы отвозим отсортированный мусор на пункт приема, но нет никакой гарантии, что потом его не выбросят на общую свалку. Поэтому у нас появилась идея проконтролировать, что с ним происходит дальше. Сейчас как раз пытаюсь понять, как это сделать. 

Небо над Астаной. 2020 г. Пластиковые пакеты на поликарбонате. 300х500 см. Фото Валерий Калиев.

– Для вас так же важен вопрос национальной идентичности в творчестве. Например, у вас есть живописная серия «Казахская хроника». Вы затрагиваете в своем художественном дискурсе вопросы деколониальной оптики. Как вы понимаете для себя это довольно новое движение критической мысли, и как оно проявляется в вашем искусстве?

– Теоретик культуры Эдвард Саид в работе «Ориентализм» писал, что глобальный юг начинает заниматься самоориентацией, чтобы продать себя на глобальный север. Так вот, мне хочется этого избежать. Как раз об этом серия «Казахская хроника», которую я начала в 2008 году. Это живопись на фотографии, но идейно она совпадает с моими нынешними пластиковыми работами. В них один пафос, одна концепция. Мне хотелось пересмотреть стереотипы, связанные со словом «казахское». Обычно прошлое казахов в современном искусстве показывают через брутальный образ диких кочевников — есть происходит или героизация и мифологизация, самоэкзотизация. Мне кажется, что все это очень колониальный подход. В нем большая неуверенность в собственной ценности. Постколониальность – это удел, а деколониальность – это осознанный выбор. В 2009 году со мной связалась Мадина Тлостанова, от которой я и узнала о деколониальном повороте и деколониальной оптике. Сейчас в центре современной культуры «Целинный» в Алматы идет моя выставка, приуроченная к выходу ее первой книги на русском языке. Часть ее посвящена моей работе.

Деколониальное, феминизм и экология – для меня это все связано. Это сброс нормальных настроек. Принятие собственного «я» вне зависимости от расы, веры, пола, все мы имеем одинаковые права. Таково и мое отношение к мусору – люди используют что-то, выбрасывают, не задумываясь. А я говорю: мусор – это драгоценность. Раньше я фотографировала реальность – ободранные стены со слоями граффити, объявлениями «Проезд не загораживать» и прочее. А сейчас я эту реальность использую как материал, работая с полиэтиленовыми пакетами.

«Стараюсь сечь пафос настоящего»

– Какие работы вы считаете ключевыми в своем творчестве?

– Сквозная тема для меня – келин – невеста. Она связана с исторической фотографией 1879 года из коллекции академика Алькея Маргулана, где изображены три невесты. Я возвращаюсь к этому образу последние 15 лет, потому что это некий нулевой статус. Дело в том, что у нас замужество равносильно похоронам: умирает прежняя личность и рождается новая. Это для меня символ Казахстана, подъема женского самосознания. И от этого «нулевого статуса» я двигаюсь к самым разным темам — к гражданским протестам, которые все чаще происходят в разных местах. Для меня большое скопление людей – символ степи: рост гражданского сознания напоминает рост травы в степи. Сейчас я принципиально не работаю красками. Мои работы на фотографии остались в прошлом. Я просто не могу – стала пластиковым человеком. У меня так много пакетов, что я хочу теперь пойти в трехмерные композиции, объекты.

Три невесты. 2015 г. Пластиковые пакеты на клеенке. 100х140 см.

– У вас творческая семья. Ваш отец Тимур Сулейменов — автор дизайна национальной валюты тенге. Как он на вас повлиял в творческом плане? Чем занимаются ваши дети?

– У меня все художники. Мой папа был архитектором по образованию и дизайнером. От него мне передался кайф бытия. Я ни в ком такого не встречала. Он кайфовал от всего – от природы, детей, запахов, жизни. Его любимая фраза была: «Секи пафос». Он умел сечь пафос настоящего от всего. Я стараюсь проживать свою жизнь так же, и надеюсь, мои дети тоже это умеют. Мои дети художники. Старшая дочь Суинбике – видеограф, недавно она родила чудесного Тау. Так что сейчас она больше производит смыслы. А младшая дочь, Медина, учится в Смольном и занимается цифровым искусством. Сейчас собирается в «Гараж» в арт-резиденцию на три месяца. Они мои единомышленники.

One Steppe Forward. 2019 г. Пластиковые пакеты на полиэтилене вторичной переработки. Фото SUINBIKE.

– Сейчас многие говорят о том, что на смену эпохе постмодерна пришел метамодерн – искусство новой искренности. Как вы видите будущее искусства?

– Мы уже несколько лет в нашем кругу обсуждаем метамодерн. Мне кажется, можно поставить знак равенства деколониальному. Постмодерн умер, это однозначно. Потому что он был завязан на элитарности знания, на определении, что кто-то знает больше или меньше, на вертикальных иерархичных структурах, которые уже в прошлом. Я люблю делать толпу, потому что для меня важна эта горизонталь. Это сила, будущее, гражданское общество. А эти страшные структуры – вертикаль власти с альфа-самцом во главе – надеюсь, уже в прошлом. Человечество понимает, что пора меняться. По-другому нельзя. Продолжать так жить – тупиковый путь. Искусство становится очень молодым и быстро реагирующим на все. Мы живем в онлайн мире. Все соединения происходят молниеносно. Появляется синтезированное искусство, в котором срастаются разные сферы и технологии. Как мем-искусство, или произведения с искусственным интеллектом, сайнс-арт, саунд-арт.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *